Кафе


Несколько раз в неделю я хожу писать в кафе. Мне нравится сидеть с ноутбуком за столиком в углу, откуда видно все помещение, и работать.
В тех, кафе, где я часто бываю, персонал и завсегдатаи уже знает, во сколько я обычно, прихожу, поэтому по возможности стараются придержать для меня мой любимый столик. Это, безусловно, приятно, и делает работу в кафе не просто совмещением «приятного с полезным», но чем-то особенным, тем более что я, по своему характеру, одиночка и люблю писать уединено.
Так чем же, в таком случае, меня так привлекают кафе? Естественно, не просто вкусной кухней, покушать я, разумеется, могу и дома. Мне нравится сама атмосфера. В ней есть что-то, если так можно сказать, глубоко дзенское. Вот ты сидишь, пьешь кофе и работаешь, и в какой-то момент становится очень уютно, но в то же время понимаешь всю иллюзорность этого ощущения, которое в любой момент может улетучиться, словно его и не было, как, собственно, и все в нашей жизни.
В кафе я буквально физически ощущают экзистенциальную трепетность человеческого существования, словно пишу не за маленьким столиком, а на краю бездны, где время твоей жизни – это то время, сколько ты сможешь балансировать на самой кромке бытия. От этого пишешь быстро и только о самом-самом главном, уже не думая о том, будет ли это потом издано в виде книге или опубликовано в интернете. Важно, что пока пишешь – живешь. И тогда слова и мысли становятся твоими собственными ангелами-хранителями, не позволяющими рухнуть вниз, туда, где давно уже копошатся те, кто уютно устроился в своем малодушии. Небо, оно ведь манит только тех, кто стремится к нему, а всех остальных давит их же собственным потерянным шансом стать птицей.
Работа в кафе позволяет мне не чувствовать себя отшельником, живущим высоко в горах и спрятавшимся в свои истины, словно в нору. Ни одна мудрость ничего не стоит, если она становится твоим панцирем, куда ты при случае просто прячешь голову. но, настоящая истина – это всегда открытость, обнаженность перед беспредельностью Вечности.
Я люблю писать в кафе, потому что в нем я ощущаю, что нахожусь в центре жизни, словно Алиса из Зазеркалья, вечно «падая» в удивительный и волшебный мир навстречу еще большим чудесам и приключениям.
В кафе мне в одинаковой степени нравится писать и художественные произведения, и философские. В первом случае, меня поражает почти мистический момент, когда через некоторое время вдруг замечаешь, что в кафе приходят твои персонажи. Вот кто-то прошел, в такой же одежде, как тот, о ком я только что написал, кто-то заговорил похожим голосом и интонациями, а иногда даже удается увидеть лицом своего героя.
А во втором случае… Впрочем об этом сейчас и пойдет речь.
Согласитесь, чтобы это была за работа писателя в кафе, если бы к нему, время от времени, кто-то не подсаживался за столик?! Я никогда не возражаю против неожиданных собеседников.
Кто-то из таких «гостей» уже знает, что я писатель, а кто-то видит меня в первый раз. И тогда в мои тексты вплетается нить чей-то жизни, чей-то голос.
Я люблю такие моменты, потому что произведение становится живым, сотканным из настоящих судеб, чувств, мыслей и переживаний, а не просто некоей абстракцией, парящей в пустоте. Ведь то, что пишет писатель, должно быть не столько увлекательным или поучительным, красиво написанным или грамотно структурированным, сколько живым, человечным в самом глубоком смысле этого слова.
И вот однажды, один из тех, кто подсел к моему столику, после нашей беседы, сказал: «Знаешь, Алекс, я прекрасно понимаю, что, скорее всего, никогда не прочту то, что ты написал обо мне, даже если твоя книга и попадется мне в руки и даже если она будет переведена на мой родной язык. Сказанное мной пройдет через твое сердце, душу и в итоге станет чем-то большим, чем просто мои слова, моя история. Но, важно то, что это останется в тебе. Останется навсегда.
Мы все - словно золотоискатели, пропускаем жизнь других через себя, и она оседает в нас крупицами либо мудрости, либо подлости, любви или ненависти. Да, есть люди, в которых ничего не остается - они пустые, в них живет только сквозняк самовлюбленности. Но есть и те, кто все впитывает. Такими и должны быть настоящие писатели и мудрецы».
Мы еще долго беседовали с этим человеком, совершенно случайно зашедшим в кафе. Больше я его не видел. А может это был и не человек, а еще один персонаж книги, которую я когда-нибудь напишу? Не знаю. Когда долго сидишь в кафе, оно становится поистине мистическим местом, где сложно сказать что-то однозначно. Но зато очень быстро учишься замечать настолько то, как люди живут, а то, как жизнь живет сквозь них и даже то, как она живет сквозь тебя самого. Поэтому, действительно, так важно, что остается лично в тебе, что оседает на дно именно твоей души.
Я люблю писать в кафе. Я переговорил в них с сотней людей, выпил тысячу литров ароматного напитка и сделал миллионы наблюдений, но… самое главное: увидел, что все мы, словно морские волны, беспрерывно обтачиваем сердца и души друг друга.
© Алексей Купрейчик


Если друг оказался… друг


С самого детства меня настораживали слова о «дружбе вообще». Я не понимал, как можно говорить обобщенно о таком очень личном и индивидуальном явлении, как дружба. Ведь стоит хоть немного подумать, и сразу становится понятно, что нет никакой «дружбы вообще», а есть вполне конкретные друзья. Поэтому можно говорить только о дружбе с кем-то лично.
Мне кажется, что обобщенно говорить о дружбе – это всегда кривить душой, потому что каждый человек уникален и, естественно, отношения с ним тоже уникальны, как и дружба. Поэтому, когда мне захотелось высказать свое мнение о том, что  такое дружба, я осознал, что пришло время рассказать о моем друге. Ведь если наши отношения с ним – не настоящая дружба, то тогда я вообще не понимаю, что это такое.
Честно говоря, не знаю, почему возникло такое желание – может, потому что мой биологический возраст сделал меня «не поправимо» взрослым, а может, потому что я не видел его уже больше трех лет. Не знаю, да, наверное, это не так и важно. Главное – я буду говорить о дружбе, я буду говорить о Друге.
Сколько себя помню, у меня были две «пламенные» мечты – стать писателем и дружить с настоящим другом. О любви, успехе, семье, я, разумеется, начал грезить значительно позже. Хотя, по сути, это уже были не мечты, а следствие духовного созревания, так сказать, «разветвления» первых детских грез. Но у истока всегда были эти два слова – Писатель и Друг. И вы знаете, без ложной скромности, я могу назвать себя счастливым человеком, потому что, не взирая ни на что, все же стал писателем, именно таким, каким хотел и также в моей жизни есть Друг. И друга зовут Сергей. Фамилию называть не буду, потому что те, кто меня знает – прекрасно знают и его, а для остальных – это не так важно, поскольку суть не в этом. Добавлю лишь то, что я, привычно, зову его Сеня. И в этом скрывается настоящая нежность, которая в нашем чрезмерно табуированном гендерном обществе, не принята среди мужчин, поскольку воспринимается чуть ли не проявлением гейских наклонностей, считается слабостью. Но, позвольте, настоящая сила как раз в том, чтобы наперекор общественному невежеству и закомплексованности, все же выражать свои искренние чувства. А в стремление подражать образу тупого мужлана, никакой силы нет, кроме трусости перед собственным умирающим сердцем.
Понятное дело, что, когда я говорю о «нежности», я не имею ввиду сентиментальность, а лишь вкладываю в это слово простое человеческое отношение и уважение к жизни другого. Ведь дружба – это как раз умение открыться «другому», а не использовать его как зеркало для своего зацикленного на себе эго или как мазохистский платочек в нарциссических сессиях извращенного любования собой.
Вообще, надо сказать, что все, что я говорю о дружбе – этому я научился у Сени, хотя, наверное, мы оба учились дружить, как это ни странно, у нашей Дружбы. Но, мне думается, что в настоящей дружбе именно так и бывает. Когда люди с трепетом хранят нечто важное для них, оно становится их и ангелом-хранителем, и учителем, их священным «Граалем». Тоже самое можно сказать о любых человеческих отношениях, вплоть до любви. И вот это – самое главное в нашей дружбе с Сеней – мы умеем ценить саму дружбу, то есть тот трепет человечности, который каждый раз заставляет нас отодвинуть эго в сторону и не переступить черту, за которой душевное скотство превращается в предательство. Ведь что такое, в своей основе предательство? Это разрешение самому себе быть хуже, чем ты есть на самом деле. И так постепенно, капля по капле, малодушие превращается в океан тьмы, который человек по-прежнему считает своей душой, но увы… из нее давно уже ушло то, что действительно, надо ценить – любовь, сострадание, нежность, преданность, то есть то, что можно было бы назвать одним словом – человечность.
Так вот «сердце» нашей дружбы с Сеней – это умение ценить человечность, как в самих себе, так и в «другом». Да в принципе ценить человечность, как таковую! Если этого нет, то нет не только дружбы, а и любви, нет вообще ничего. И тогда ради денег, похоти, социальных «медалек» легко предаются друзья, уничтожается собственная душа.
И знаете, как это не звучит пафосно, но только сейчас понимаешь, что мы с Сеней берегли свои души не для себя, ни даже друг для друга, а именно для нашей дружбы. Она – словно маяк, по которому мы всегда вымеряли векторы жизненных путей. И если видели, что маяк вдруг начинает теряться где-то в тумане наших амбиций, скрывается за муаром гордыни, то тут же возвращались на его свет. И важным тут является всего лишь два умения – просить прощение и прощать.
Но сейчас, стоит сделать отступление, и кое-что объяснить, чтобы у вас не возникло превратного понимания нашей дружбы.
Естественно, ни я, ни Сеня, никогда не были «идеальными», ни каждый сам по себе, ни по отношению друг к другу. Между нами полно взаимных обид и каких-то непониманий, а порой мы даже очень сильно ссорились, ругались. Мы вообще с ним совершенно разные люди – по темпераменту, взглядам на те или иные стороны жизни, манере общаться, да практически во всем, кроме понимания сути дружбы. И секрет нашей дружбы, ни в том, что мы дополняем друг друга – ерунда все это — не дополняем мы, никакие мы не инь и ян. Но любой из нас каждой микроскопической частицей своей личности понимает, что значит фраза «ты и я – одной крови!».
Так что же объединяет нас, столь разных людей, живущих в совершенно разных мирах? Вот это – умение просить прощение и прощать. Потому что эти два умения и есть самые точные показатели человечности, настоящей дружбы и, конечно же, любви.
Если вы не умеете просить прощения, потому что ваша гордыня считает, что вы чертовски правы, значит, вы духовный мертвец. А все потому, что в умении просить прощение важна лишь одна правота – правота истинной дружбы, настоящей любви. Так что если в ваших отношениях права не дружба и любовь, а только ваше эго – то… это как раз тот случай, когда о мертвых лучше вообще ничего не говорить.
А что касается умения прощать – то без него вы даже среди миллионов «друзей», так и будете в вечном одиночестве, потому что душа станет все время «взвешивать» выгоды, а не любить. Но, превратив сердце в чашу весов, вы всегда будете отмерять лишь вес собственной окаменевшей души, которая с каждым новым предательством будет становиться все тяжелее и тяжелее, пока окончательно не раздавит вас. Так душа станет надгробием самой себе.
Не спасающий свою дружбу и любовь, никогда не будет спасен, потому что некому будет спасать! Никакой Мессия или Спаситель не спасает тех, в ком нет истинной дружбы и настоящей любви, потому что там нечего спасать.
Когда я говорю о том, что наша дружба с Сеней научила нас не только ценить человечность, но и просить прощение и спасать, я не имею ввиду, что мы экзальтированно бросаемся друг перед другом на колени, вымаливая прощения и бичуя себя самоуничижением или прощая, накладываем епитимью веригами выслуживания. Нет, конечно, никогда такими глупостями мы не занимались. На самом деле, все просто – нет лучшего способа просить прощения, чем делать первым шаг навстречу, а потом еще шаг и еще, и так до тех пор, пока бездна между душами не зарубцуется. А прощение – еще проще: видя, что навстречу тебе сделали одни шаг – сделать два. Вот поэтому, как бы мы сильно не ссорились, но всегда шли навстречу нашей дружбе, потому что она всегда была важнее нас самих, наших, (всегда, по сути), мелочных обид.
Мы с Сеней дружим уже более четверти века. Думаю, это та цифра, которой уже можно гордиться. Тем более, что наша дружба никогда не была просто совместной выпивкой, тусовкой или чем-то подобным. Как минимум это не возможно по той причине, что я не пью, а Сеня терпеть не может тусовки. Мы как-то сразу поняли, что суть дружбы – не в том, чтобы совместно убивать время, а в том, чтобы помогать друг другу создавать собственную вечность. Поэтому наша дружба основана на творчестве. И я уверен, мы никогда бы не стали теми творческими людьми, которыми мы являемся сейчас, если бы не наша дружба. И удивительно, но как с первого дня нашей встречи мы спросили друг друга «Что ты написал? Нарисовал? Сочинил?» Так спрашиваем и до сих пор, каждый день. Этот вопрос уже даже не нужно озвучивать, ибо он, подобно камертону, всегда звучит в наших душах, вдохновляя день за днем не превращать свое бытие в вялотекущее «счастье» серости и обыденности.
Я не исключаю и того, что, может быть, наша дружбы с Сеней в чем-то наивна. Но мы, действительно, настолько наивны, что все никак не можем понять, как можно предавать тех, кого любил?! И, честно говоря, надеюсь, мы никогда этого и не поймем. Потому что, если мы потеряем нашу дружбу, если не сможем сберечь ее, то… потеряем самих себя. Иногда нам даже кажется, что мы чуть ли не «последние из могикан», для которых Дружба – это огонь сердца, сжигающего любую тьму, даже если она приходит из собственной «тени», а не просто «выгодное сотрудничество».
И, конечно же, как и всякие наивные люди, мы искренне считали, что люди, глядя на нашу дружбу, тоже будут учиться просить прощение и прощать, ценить человечность, беречь настоящую любовь и дружбу. Но, увы… это не так. А жаль… Но в этом и различие нашей дружбы с другими людьми – они гордятся умением вычеркивать из сердца тех, кого любили, а мы – гордимся умением беречь тех, кого любим. Разница небольшая, но она длинною в целую жизнь. И большую часть этой жизни я прошел с моим другом.
Конечно, каждый из нас хотел бы, чтобы потомки запомнили его как творческого человека, но вместе, мы желаем одного, чтобы нас помнили как тех, кто, действительно, умел дружить, умел быть человечным, не боялся просить прощение и прощать. Потому что единственный ковчег, способный спасти душу в современном потопе посредственности и эгоизма, – это Дружба, ибо тот, кто не умеет по-настоящему дружить, тот никогда не сможет и по-настоящему любить.
© Алексей Купрейчик

Высоко-высоко в облаках…


Еще в детстве я влюбился в творчество Владислава Крапивина, чьи книги люблю перечитывать до сих пор. Однажды, еще, наверное, лет в двенадцать, прочитал у него роман «Та сторона, где ветер…», где, помимо всего прочего, речь шла о мальчишках, пускающих воздушных змеев. И мне тоже так отчаянно захотелось делать тоже самое. Но, увы, сколько я не пытался смастерить воздушного змея, ничего не получалось – он не летал. Так что после множество попыток, эту затею пришлось оставить, а мечту сохранить глубоко в своей душе. И чтобы смириться с горечью неудачи, я даже умудрился убедить самого себя, что ничего такого сверхординарного в воздушных змеях нет.
Но…
Ничто так не живуче, как детская мечта. Я и не подозревал, что, рано или поздно, она все же заявит о себе, и это произошло совершенно неожиданно.
Год назад моя дочь волей судьбы, случайно оказалась в Музее Воздушных Змеев. И мечта отца, проснулась в сердце ребенка – она «заболела» воздушными змеями. И надо же такому случится, что как раз недалеко от нашего дома проходил всемирный фестиваль воздушных змеев. Оказывается такие тоже существуют! И, действительно, на него со всего мира слетаются любители создавать и пускать воздушных змеев, чье разнообразие просто поражало – от крохотных до огромных, от простых, до, фактически, произведений искусства. И на этом фестивале дочке подарили воздушного змея. И, естественно, с утра до вечера она с ним не расставалась.
Я, конечно, поначалу отказывался, когда она приглашала меня присоединиться к запуску змея. Честно говоря, не знаю почему отказывался, видимо какая-то детская досада все еще саднила в душе. Но в один из дней я все же согласился… И моя давняя мечта, наконец-то, взмыла в небо.
Теперь я понимаю, что так привлекает людей в этом занятии, которое, на самом деле, не просто хобби, а нечто большее, чему даже нет названия. Это нечто среднее между медитацией и религиозным экстазом слияния с божеством, возвращением в детство и настоящей духовной зрелостью, потому что это действие, по сути, сродни с древними мистериями, пробуждает в человеке «пронзительность бытия» - то ощущение, которое вызывает что-то настолько глубоко живущее в каждом из нас, что мы, часто, даже боимся его.
«Пронзительность бытия» - это наш первый взгляд на мир – чистый, искренний и полный надежд, еще не знающий, что есть зло, еще не ведающий предательства и отчаяния.
Когда ты держишь в руке тоненькую нить, на другом конце которой воздушный змей, поднимающийся все выше и выше, ты каждой частичкой своего существа чувствуешь, как вместе с ним тянется в небо и твоя душа.
Воздушный змей не просто парит в небесах, он несет с собой все твои надежды, всю твою чистоту и то, что в тебе еще способно не быть камнем.
И чем дольше воздушный змей летает в облаках, тем чище делается твой взгляд, тем свободнее становится сердце, ибо в него вливается бесконечная синева…
А тем временем, воздушный змей поднимается все выше и выше, и вот, ты уже практически не видишь его, но чувствуешь тонкую нить, трепещущую у тебя в руке. А потом происходит чудо – возникает ощущение, что это именно тебя небо держит на тоненькой ниточке. Ты просто видишь эту нить, тянущуюся откуда-то из-под облаков, и она дрожит, как струна. А там, где-то в вышине, высоко-высоко в облаках, кто-то с замиранием сердца, точно также, как и ты, шепчет: «Лети! Только лети и никогда не падай!» И ты летишь, даже невзирая на то, что совершено один в этом огромном, безграничном пространстве...
© Алексей Купрейчик

Голоса древних…

Есть своя неповторимая привлекательность в покинутых домах, древних городах и постройках, но особенно в местах, пронизанных мистикой. И дело не в том, что там некогда происходили какие-от оккультные обряды, магические церемонии или религиозные служения. Этого могло и не быть. Но эти места, все равно, пронизаны флюидам веры. Главное, что люди верили в то, что жизнь значительно глубже, чем кажется на первый взгляд. И в этом есть настоящая смелость, дерзость жить с этим знанием, жить с пониманием того, что каждый твой поступок разносится эхом по всей вселенной, по всему Мирозданию. И не важно, как ты будешь называть ощущаемый тобой Трепет Бытия – именем какого-либо бога, Гнозисом или Абсолютом, Дао или Атманом. Куда важнее, заставляет ли он лично тебя оставаться живым. Именно живым!
Вот это чувство живой жизни меня так и привлекает в сакральных местах. Потому что, особенным они становятся не из-за каких-то аномалий, «мест силы», высоких энергий и так далее, а потому что там, сама живая жизнь и живая вера в эту живую жизнь концентрировалась в одной точке, наполняя души людей благоговением перед Тайнами Мира. И таким истинным святилищем может быть любе место – даже твой рабочий стол. Если ты способен жить так, словно вокруг тебя разыгрывается Великая Мистерия, то ты уже адепт тайных знаний, без всяких посвящений.
Однажды, я понял почему нам так нравится посещать античные, древние города и святилища. Потому что время вымывает из них суетное, но не может выветрить саму жизнь. Если остаться там надолго в уединении, то можно ощутить, как жизнь все еще пульсирует. У не уже нет ни имен, ни тел, ни забот, но она все еще есть. Сотканная из тысячи жизней и смертей, надежд и разочарований, она продолжает звучать – и этот зов манит в Вечность.
Когда я пишу – неважно где, за рабочим столом или в поезде, где-то на лавочке или в кафе, я всегда вспоминаю это чувство трепета, охватывающего душу, когда даже сквозь тысячелетия, пробивается пульсация жизни – искренняя и потому надрывная. И для меня это два самых главных критерия в творчестве.
Если не оставаться искренним и надрывным в каждом своем поступке, мысли и чувстве, то завтра мир оглохнет от лжи, и уже никто, ничего и никогда не услышит. А древние святилища станут просто развалинами, потому что мертвое сердце – все делает мертвым, даже собственную любовь.
Когда я вслушиваюсь в голоса ушедших, все еще звучащих в стенах их домов и храмов, городов и святилищ, то слышу многотысячный хор, сливающийся в одно единственно заклинание: «Люди, не предавайте искренность и надрывность своих душ, иначе весь мир превратиться в руины, хранящие не память о прошлом, а тяжелое молчание…»
© Алексей Купрейчик

Гражданин доброты


Если идешь внутренним путем, то те дороги, что ты проходишь во внешнем мире, будут его частью. А если путешествуешь только ради того, чтобы выложить еще одно фото в соцсети на зависть другим и самолюбование собой, то где бы ни был – ты, все  равно, нигде.
Неважно как далеко ты от дома, куда важнее насколько близок к своему внутреннему свету.
Я хочу рассказать об одном удивительном человеке, встреченном мной в одном из экзотических уголков нашей планеты.
Может быть, эта история кому-то покажется ничем не примечательной, но в моей душе она оставила очень глубокий след. В конце концов, именно такие встречи и делают душу глубокой, способной, действительно, жить, а не обслуживать прихоти эго.
Итак, однажды, после утомительного дня я с моей подругой зашли в кафе перекусить. Хотя до этого, знакомство с местной кухней оставило у нас не лучшие впечатления, так что от очередной попытки пообедать мы многого не ждали. 
Вообще-то это даже было не кафе, а что-то вроде очень-очень маленькой столовой, где можно было заказать себе несколько блюд с мясом, картошкой, кашами, несколько салатов и какие-то экзотические приправы и пастами. При тебе большую часть из этого готовили, паковали и ты с этим «сокровищем» шел кушать куда-то в другое место, потому что столиков тут не было. 
Купить еду и уйти нас вполне устраивало, потому что уже хотелось поскорее прийти в отель и принять душ, потому что в этой стране всегда жарко, так что мы были не только уставшие, но и хорошенько «прожарены» нещадно палящим солнцем.
Увидев, что в кафе работает всего один человек (мужчина средних лет), мы совсем приуныли, ведь это означало еще и долго ждать. Но, к удивлению, он оказался весьма расторопным: сначала дал нам перепробовать по чуть-чуть весь свой ассортимент блюд, подробно рассказывая, что это и как оно приготовлено. От одних только этих «пробников» мы уже наелись, поскольку хозяин-повар не скупился на «тестовые» порции.
Когда же мы сделали свой выбор, он все быстро приготовил и, что не менее важно, все оказалось безумно вкусно. А учитывая то, что я гурман, впечатлить меня, скажу честно, в кулинарии сложно, но у него получилось.
На следующий день, чтобы не искушать судьбу в других местах, мы снова пришли в это кафе. Хозяин узнал нас и первым делом спросил, понравилась ли нам его стряпня?
Мы слегка опешили, потому что, во-первых, он заговорил с нами на достаточно хорошем английском, в то время как вокруг его знали лишь на уровне «купи», «заплати» и так далее. А, во-вторых, это был не дежурный опрос, преследующий цель имитировать вежливость. Он спрашивал подробно и обстоятельно, точно помня, что именно мы купили, с каким соусом, салатом и так далее. Хотя клиентов у него было много, а учитывая то, что место, все-таки, туристическое то за день он обслуживал человек 500 не меньше. 
Мы со своей стороны, искреннее поделились своими впечатлениями, и попросили снова приготовить нам еды. Но на этот раз, он пригласил нас к себе за прилавок, где усадил за стол и совершенно бесплатно накормил до отвала. А пока мы поглощали невероятно вкусные и экзотичные люда, а он обслуживал клиентов, мы, слово за слово, разговорились.
Выяснилось, что его зовут Роберт, он давно уже эмигрировал в эту страну, женился и завел этот нехитрый бизнес. Я, естественно, спросил, как ему живется так далеко от своего отечества, на что он, улыбаясь, ответил:
—Настоящая родина – это не географическая территория, а пространство человеческих душ. Я дома не там, где развивается флаг моей страны, а где пульсирует такое же сердце, как и мое, отзывчивое и сострадательное. Поэтому и на родине можно жить, как эмигрант, и на чужбине чувствовать себя на своем месте. Пойми, Алекс, не научившись жить в человеческих сердцах, мы везде будем скитальцы.
Вот таков был его ответ. И, честно говоря, я не знаю, что еще можно добавить к этим словам. 
Мы, конечно же, еще много общались, много о чем успели поговорить и рассказать друг другу. Роберт – потрясающий человек, чья мудрость пришла к нему не столько путем глубоких размышлений, сколько от его безграничной доброты. Хотя, если она приходит не из доброты, разве это мудрость?
С тех пор, не проходит и дня, чтобы я не вспоминал эти золотые и глубокие слова: «Не научившись жить в человеческих сердцах, мы везде будем скитальцы».
© Алексей Купрейчик

Друг по имени Грин


Я часто работаю на берегу моря, потому что писательство мне чем-то напоминает всматривание в морскую глубину или горизонт. Я гляжу в белый лист блокнота или тетради, белый фон планшета или смартфона и вдруг, через время, проступает то, что было скрыто от поверхностного взгляда. Открывается глубина – и ты просто ныряешь в нее. И тут самое важное не закрывать глаза. Как бы ни было страшно, как бы соль не разъедала глаза – держи их открытыми и тогда, узришь тайну. А снова «вынырнув» с жемчугом в сердце, остаётся лишь решить делиться им с человечеством или нет.
Но сейчас речь не об этом, а о моем друге, с которым я познакомился в середине весны. Это был маленький котенок, которого я назвал Грин.
Вообще, надо сказать, я не являюсь «кошатником», «собачником» или еще каким-либо приверженцем живности. Но это – отдельный случай.
А началось с того, что однажды, работая на берегу моря, на своем излюбленном месте среди больших камней, я услышал странный шорох позади себя. Оглянулся – а там маленький белый котенок играется со шнуром от моих наушников. Я его мягко отогнал, но он зашел с другого бока и принялся трепать шнурки кроссовок. Тогда я просто переложил вещи ближе на соседний камень, куда он точно не мог залезть. Но котенок, вместо того, чтобы разочарованно уйти, по-свойски забрался мне на колени, положил мордочку на лапки и уставился в море, почти точь-в-точь как я сам сидел до  этого.
Мне стало любопытно, сколько он так выдержит.
Прошло пять минут. Котенок не шевелился. Прошло еще пять минут – тоже самое. Я проверил, не спит ли он – нет.
Так мы просидели 15 минут, а потом он сладенько потянулся и куда-то убежал по своим кошачьим делам.
Что ж, забавный случай. Но не тут-то было. С того дня он стал каждый день приходить ко мне, забираться на колени и точно также, как и в первый раз, 15 минут смотреть на горизонт, а потом куда-то убегать.
В итоге, через несколько недель, даже когда мне было лень идти на берег моря, я все же шел, ведь там меня ждал Грин.
А однажды так случилось, что я опоздал к привычному времени, моей работы и каково же было мое удивление, когда я увидел, что Грин нервно прохаживался по камням в ожидании меня. Не успел я сесть, как тут же он пригну мне на колени и вот мы снова медитируем на морской горизонт.
В конце лета, когда Грин изрядно подрос, он пришел ко мне в последний раз. внешне ничего не изменилось, но я понял, что это – его последний визит. Мы как обычно помедитировали, а потом Грин так разыгрался, что я думал, он перегрызет все мои вещи. А потом, ткнувшись мне в ладони мордочкой, что-то там на своем кошачьем мяукну и убежал.
Больше мы с ним не медитируем, хотя видимся довольно часто, иногда он даже подбегает ко мне, что бы немного поиграться все с тем же шнуром от наушников или четками.
А я с тех пор так и привык делать пятнадцатиминутные перерывы в работе, чтобы взглянув на морской горизонт, напомнить себе – если хочешь быть по-настоящему великим, то твоя боль, какой бы соленой она ни была, всегда должна оставаться бескрайним морем, дарующим надежду…
А еще, мой друг Грин напомнил о том, как важно уметь «правильно» расставаться, когда приходит срок, а не предавать тех, с кем сидел на берегу моря, мечтая о новой жизни.
© Алексей Купрейчик










Когда я сочиняю


Когда я сочиняю свои тексты, то никогда не пишу «вообще». Чтобы я не создавал — рассказ, стих, эссе, философскую работу или эзотерический трактат, все равно, всегда представляю перед собой вполне конкретных людей – тех, кого я знаю, кого люблю, тех, кто оставил в моей жизни светлый след, по кому скучаю или кого никогда больше в жизни не хочу видеть. Этот список достаточно длинен, но в любом случае — это всегда кто-то реальный, а не абстракция.
Иногда меня спрашивают, где я черпаю свое вдохновение. Ответ прост – в глазах людей – друзей, врагов, учителей, случайных прохожих не важно. Главное – не отворачиваться, потому что в чужом взоре мы либо находим себя, либо теряем.
Глядя в глаза – мы, по-настоящему, признаемся в любви, действительно, раскаиваемся, искреннее ищем глубинного понимания, а также лжем, предаем, ненавидим. Но как бы там ни было, глядя в глаза – ты всегда настоящий, и если при этом лжешь, значит, такой ты и есть. Вот поэтому, когда я пишу, то смотрю в глаза тех, кто стоит по ту сторону строчек.
Иногда, во время написания какого-либо текста, я замираю от внезапно вспыхивающих в сознании вопросов. Например, чей взгляд искал распятый Христос среди толпы, собравшейся у подножия Креста? Чьи глаза он хотел встретить среди этих сотен зевак, пришедших посмотреть на его смерть? Чей взор Пророк отчаянно жаждал увидеть — Марии? Учеников? Раскаявшегося Иуды? Или Иисус просто хотел найти глаза, в которых промелькнет хоть капля человечности? Нашел ли Спаситель взгляд, давший ему понять, что вся его Любовь и Боль были не напрасны?
Наверное, нельзя сравнивать духовный подвиг Христа и труд писателя, но и тот и другой надеются, что не столько они сами, сколько  созданное ими воскреснет в сердцах людей добротой, состраданием, милосердием. И в том и другом случае речь идет не об абстрактных сердцах, а вполне конкретных.
Так хочется верить, что Иисус перед смертью увидел хотя бы один взгляд, не предавший его приторным сочувствием. Так хочется верить, что кто-то, глядя в его бездонные глаза, наконец-то, увидел себя. Так хочется верить… Ведь вера, иногда, действительно, двигает горы, но, к сожалению, чаще всего, не способна пробудить в темной душе даже толику человечности.
Но как бы  там ни было, на землю, все равно, вновь и вновь будут приходить спасители, аватары, пророки, художники, музыканты, поэты, писатели и их, снова и снова будут распинать, а они опять приходить… Потому что им просто больше некуда деться, потому что они все еще ищут в толпе хотя бы один взгляд настоящего друга, любви, верности…
© Алексей Купрейчик

Море

Я люблю море, хотя «люблю» не совсем точное слово, которое способно передать то, что меня связывает с этой стихией. Любить можно шоколад, книгу, женщину, любить можно сердцем или разумом, даже телом. Но то, что я испытываю к морю – совсем другое, это то, что нерасторжимо с моей душой. Оно – альфа и омега моего существования.
Я родился в городе, где нет моря, но первые мои сны, по крайне мере те, которые я помню, были о нем – соленые, живые и бесконечно таинственные.
Долгое время я не понимал, что значит для меня море, но когда покинул город моего детства и стал много путешествовать, вдруг выяснилось, что в любой стране, первым делом я всегда шел к морю или забирался на самую высокую точку города и смотрел вдаль, туда, где оно должно было быть.
Много раз перелитая через различные моря и океаны, я замирал, когда самолет зависал над огромным зеркалом воды, и тогда мне казалось, что иллюминатор – просто маленькое окошко в тайный мир меня самого. И мне представлялось, что моя душа не во мне – а вот, раскинулась синей гладью вод под крыльями аэробуса, а я – лишь один из многих ее крохотных протуберанцев, каждый раз возвращающихся к своему истоку. Может, поэтому я всегда ищу море, где бы ни был?
Прекрасно помню тот день, когда я осознал, что между моей душой и морем больше нет границ, с тех пор я всегда ощущаю солоноватый привкус на своих губах – «поцелуй вечности».
Конечно, можно бесконечно говорить о море, долго молчать рядом с ним, слушать, всматриваться в него и это никогда не надоест, потому что море – мудрый учитель. Оно учит прощать, но при этом никогда не забывать, чтобы снова не оказаться в той же ситуации. Сколько тайн кануло в море? Сколько смыто его волнами?
Каждое утро я раскрываю шторы своего кабинета и смотрю на море. Еще одно мгновение моего бытия должно начинаться с бесконечности – бесконечности морской глади.
Я смотрю на него, а оно на меня. Это мой маленький ритуал. Море словно спрашивает: «Достаточно ли ты сегодня глубок, чтобы в тебе поместилась еще одна тайна? Достаточно ли ты силен, чтобы смыть с себя грязь обид и суеты? Достаточно ли ты мудр, чтобы не обмельчать в суете?»
Море бывает разным – бурным и спокойным, светлым и темным, теплым и холодным, но есть и то, что всегда неизменно – оно живое. И в этом, наверное, главный его урок – всегда будь живым, по-настоящему живым. Не тем, кто существует, а тем, кто делает мир вокруг себя живым и трепетным.
Каждый день я прихожу на скалистый берег и медитирую, учусь у моря мудрости. Да, рядом есть и песочный пляж, и поросший травой, но я люблю скалы. Я люблю слушать, когда между камней и расщелин плещется вода. Она словно говорит: «Смотри, даже в мире камне, где-то глубоко, есть жизнь».
Море помогает камню плакать так, чтобы никто этого не видел, неустанно смывая его слезы, оно помогает камню говорить, превращая его тяжелое молчание в звуки, море помогает моей душе жить.
Каждую ночь море помогает мне возрождаться…

© Алексей Купрейчик

Присутствие

В жизни есть такие мгновения, которые ты никогда и никому не можешь передать, потому что они наполнены не смыслом, а присутствием. И речь не идет о  том, что в эти моменты в тебе «присутствует» Бог, Высшая Гармония или еще что-то в этом роде. Суть в том, что присутствуешь ты сам – целиком и полностью, настолько, что твое «присутствие», фактически означает и отсутствие. Ты одновременно и есть и нет, потому что есть все.
Истина всегда пребывает в квантовом состоянии, как и настоящая любовь, в которой ты в одно и тоже время существуешь и не существуешь.
Как правило, такие переживания вызывают совершенно незначительные события – блики на морской глади, клин перелетных птиц, весенняя свежесть травы, дымка над кружкой кофе в рассветной прохладе и еще тысячи и тысячи «мистерий красоты». Ты не можешь это удержать, потому что оно само никогда тебя не держит. Ты можешь в этом только присутствовать.
Истинное присутствие – это не когда ты где-то находишься, а когда весь мир находиться в тебе и вы погружены в беспредельную Вечность. Это – твое персональное экзистенциальное танго, в котором твоим партнером является все Мироздание.
Если человек не танцует с миром – значит, каждое мгновение своего бытия он падает, потому что у него нет настоящей силы, чтобы парить в чистоте созерцания, нет истинной любви, удерживающей душу от предательства и нет реальной мудрости, чтобы осознать все это.
В эти моменты присутствия, перестаешь «стараться жить», а вместо этого замираешь между вдохом и выдохом Бытия. И тебе уже не нужные никакие объяснения, толкования, комментарии – ты просто присутствуешь в мгновении мироздания. Ты и есть – само Присутствие, ты и есть одновременно и созерцатель и созерцаемое.
В этом истинная суть медитации, без всяких там интеллектуальных «оборочек», эзотерических «тесемочек» и лотосовых «кружавчиков». Обнаженное и чистое присутствие живой души в беспредельности Жизни.
Медитировать – это не сидеть в позе лотоса, не концентрироваться на сердце, не крутить «мультики» в аджна-чакре и не «репетировать кому» под видом духовного покоя.
Медитировать – это просто присутствовать в чуде жизни таким же чистым и лучезарным чудом, как и она сама.
Человек, не способный видеть эти удивительные мгновения Бытия, не умеющий замечать вокруг себя трепет Мироздания, никогда не добьется успеха в медитации. А все потому, что медитировать – это не становится лучше, добрее, просветленее, духовнее и так далее. Медитация есть тотальное присутствие в жизни тем, кто ты есть изначально – творящим и трансцендентным светом.
Настоящая медитация не уводит от материального мира и не приводит в духовный мир, а погружает в нераздельное Бытие, в трепетное присутствие целостности Жизни, которое никогда не бывает пассивным, но всегда является созидательными, развивающимся, эволюционирующим…
Медитация – это не покой, а изменение. Но чтобы оно произошло, человек должен целиком и полностью присутствовать в потоке жизненности. И ничто так не возвращает в состояние присутствия, как созерцание мистерии красоты, скрытой в трепете Бытия – в шорохе трав, в полете бабочки, в каплях росы на листьях…
© Алексей Купрейчик

История "преображения"


У каждой книги есть своя история, свое прошлое, которое, как правило, остается в «тени», по другую сторону обложки, словно за чертой, отделяющей Небытие от Бытия, сингулярность от мира явленного.
Обложка книги, по одну сторону оставляет то, о чем знает только писатель и, может быть, никогда не узнает читатель. А по другую сторону – текст, который с момента финальной точки начинает жить своей жизнью.
Но иногда имеет смысл приоткрывать «завесу» прошлого книги, чтобы текст не «парил в воздухе», а был продолжением жизни, свет которой, словно мерцание далекой звезды – летит сквозь космос, чтобы поведать свою историю…
Вчера в издательстве электронных книг Asbix-market вышла моя новая работа «Преображение», в которую включены тексты разных лет, начиная еще с 2013 года (тексты не вошедшие в книгу «Беседы на краю Ойкумены» и совсем свежие – 2017 года. Большая часть – это мои ответы на вопросы учеников, стенограммы интервью и фрагменты лекций, но все их объединяет одна идея – преображение человеческого духа. И, в первую очередь, преображение самого восприятия, когда человек, наконец-то, понимает что дух – это не абстрактное философское понятие, а суть его трансцендентных качеств. И ничто так не подчеркивает «живой трепет духа», как вопрос смерти. Именно эта тема и является ключевой во всей книге «Преображение».
Я терпеть не могу эзотерической лести, утверждающей, что каждое человекоподобное существо легко достигнет просветления и рая, стоит ему только этого захотеть. Хотеть можно сколько угодно, но одно лишь хотение не возводит храмы, как бы в это не верили лентяи. Такое мировоззрение свойственно лишь продавцам «просветления за 5 минут в день», морочащим людям голову, играя на их чувстве ущемленного самомнения, то есть тем, кто не совершил реальной духовной работы, а лишь создавал ее видимость. Духовная практика – это труд, труд и еще раз труд. Только в этом случае смерть станет точкой преображения, а не финалом жизни.
Надежда на перевоплощение, так и останутся надеждами, если человек не научится концентрировать свое сознание на трансцендентных качествах духа.
К сожалению, люди стремятся пить мед самообмана, вместо того, что бы утолить свою экзистенциальную жажду нектаром реальности.
Честно говоря, я долго сомневался, стоит ли вообще выпускать такую книгу в свет, прекрасно понимая, что она не столько даст ответы на вопросы, сколько задаст новые, еще неудобнее прежних. Ведь куда проще спрятаться за священными текстами, за концепцией невыразимого Дао или Атмана, лишь бы не думать, только бы не смотреть куда-то дальше собственного эго. Но, надеюсь, тем, кто все же, действительно, идут по духовному пути, тем, кто проложил свою Дорогу сквозь тьму невежества в бесконечность Мироздания, моя книга станет попутчиком. Поэтому в ней так много также говориться и о духовной стезе, как таковой.
Преображение – это не момент, когда ты узнаешь все на свете и под возгласы восхищения ангелов и богов станешь самым-самым лучшим просветленным. Истинное преображение – это когда все персональные иллюзии будут смыты с тебя горячим потом твоей настоящей духовной работы.
© Алексей Купрейчик
Книгу можно купить тут: "Преображение"

Старое фото


Удивительное очарование старых фотографий, пробуждающих ностальгию по «былым денькам». Но это не сладко-мазохистское «раньше было лучше», а возвращение к своим истокам, к тому времени, когда жизнь только начиналась и, казалось, что сможешь так много успеть.
Но с возрастом пришло понимание, что надо успеть «не многое», а самое главное.
Собственно говоря, наверное, когда человек осознает, что именно для него является это «главное», он становится зрелым.
Мудреца от глупца, в первую очередь тем и отличает, что способен отделить главное от второстепенного.
И, вот что самое странное, стоит честно поговорить с самим собой, как неожиданно обнаруживаешь, что ничто в жизни так быстро и легко не терял, как «самое главное». Потому что, оно не означает самое большое, фееричное, яркое и так далее. А трепетное, существующее в самых простых проявлениях жизни.
В детстве и юности его не замечаешь, потому что просто живешь в нем, настолько органично, что оно является естественной часть тебя самого. А потом…
Потом понимаешь, что есть отдельно мечта эго и духа, сердца и разума, духовной реализации и быта. Но «самое главное» в жизни заключается не в сердце, любви, богатстве или успехе, а в том, чтобы все это сфокусировалось в чем-то одном — в твоем понимании смысла существования.
И вот когда вопрос «зачем ты существуешь?» перестает быть абстракцией, а ответ на него становится таким же необходимым, как воздух, вдруг осознаешь, что всегда об этом знал, не словами, разумеется, а глубинным, экзистенциальным ощущением Бытия.
Теперь остается только очистить это знание от мха «оправданий» и перед тобой засияет твоя и только твоя персональная Истина.
«Самое главное» в жизни – это не предать самого себя, того, кем ты являешься, когда в одиночестве смотришь на солнце, небо, море, звезды, старые фотографии…
© Алексей Купрейчик

Мои медитации


Люблю начинать новые произведения, в этом есть что-то по-настоящему мистическое — когда полностью погружаешься в течение творческого потока Бытия, не зная где и когда вынырнешь.
Писать – это приключение, даже если пишешь философские тексты. Никогда не писал «по плану», ведь это, как танцевать по заранее заготовленному шаблону. Может быть, танец и получится зрелищным, но живым – вряд ли.
Безусловно, ничего не имею против тех, кто сначала все подробно расписывает, а потом методично, слово за словом, строчка за строчкой, выполняет намеченный план. Но у меня, увы, (или «слава Богу!) не так.
Я начал писать очень рано, лет в 7, но не «для чего-то», а как следствие своих медитаций. С тех пор, творчество для меня – мистическая практика. Я – не пишу, а путешествую в глубины Возможностей мира. Поэтому, какое бы произведение не начинал – оно всегда наполняет меня трепетом, как это бывает в настоящих медитациях.
Только глупец медитирует с целью успокоиться, расслабиться или «познать истину». Мудрец  же медитирует, чтобы измениться, поэтому его медитации – это танец с Бытием, с Изначальным Творческим Потоком, который обязательно приведет его в Неизвестность, иначе в медитации просто не будет смысла.
Истинное путешествие – это не увидеть что-то, а измениться. Так же и творчество – не создание произведения искусства, а еще один шанс преобразиться.
Если дороги, (не важно, дороги земли или духовных странствий), не меняют тебя, то ты так и не сдвинулся с места, даже если объехал весь мир и посетил всех великих гуру.
Цель любого путешествия, как и медитации, не в том, чтобы из них привести сувениры, фотографии или истины, которыми можно будет похвастаться перед друзьями и знакомыми, а в том, чтобы обновиться, чтобы твоя сила стала более эффективной, любовь — светлее и нежнее, а мудрость — глубже.
Люблю начинать новые произведения, потому что они всегда приходят, чтобы пригласить меня на Танец с Неизвестностью.
© Алексей Купрейчик

Мистерия соленого дождя


Сегодня закончен мой 40-й по счету официальный альбом авторских песен. Акустика. Еще одни период жизни спрессован в песни, сжат в точку персональной сингулярности, чтобы бы взорваться в чьей-то душе новой силой, любовью и, надеюсь, — мудростью.

Когда-нибудь остынет память
И я усну во век веков.
Но будет вечностью сиять,
Что я зажег искрою слов.

Настоящий поэт никогда не пишет «для себя». Кто так говорит – либо кокетничает, либо глупец. Поэзия, сама по себе – это томление по диалогу с людьми, Богом или с самим Мирозданием. Я  — «говорил» с судьбой. Она для меня, как никогда, стала живой, трепещущей, отзывающейся на любое движение души. Может быть поэтому, ощущение разворачивающейся вокруг меня мистерии не исчезает ни днем, ни ночью. Истинная сакральность не в «посланиях свыше», не в «знаках», а живом трепете минут. Все ускользает, исчезает. Но надо понимать, что «горизонт» жизни – не впереди, как думаю многие, а со всех сторон, и поэтому танец – единственный способ познать мимолетность жизни.
«Мистерия соленого дождя» — это эхо моего танца, подарившего множество удивительных открытий и еще раз напомнившего, кто мне настоящий попутчик, а кто – лишь рябь на воде.
Многие мистики, стремясь познать эзотерические тайны Бытия, забывают простую истину: не научившись ценить и беречь своих настоящий друзей и любимых, ты всегда будешь терять все, чтобы не нашел или познал, ибо червь эго, каждый день будет прогрызать в твоей душе дыры, сквозь которые, незаметно для тебя самого, будет утекать твоя настоящая жизнь.
«Мистерия соленого дождя» - моя купель, в которой я утонул и воскрес. И хоть «я по-прежнему не знаю, куда идти и где мой дом», но я точно знаю, что…

Законы вечности просты –
В ней выживают только те,
Чьи души и сердца чисты
И светят даже в темноте.


© Алексей Купрейчик



Эзотерические тайны поэзии


На днях закончил книгу «Эзотерические тайны поэзии». Это – мечта детства. Сколько себя помню – хотел написать нечто подобное.
С тех первых дней, когда я ощутил в себе трепет поэтичного, меня завораживала Поэзия. Она, словно ветер, приносила отголоски древних тайн и запах далеких миров. Поэзия – стала моим проводником в мир мистики и остается ей по сей день.
Эту книгу я не просто мечтал написать, а время от времени делал наброски, но все как-то не получалось.
Помню, как однажды, в далекие времена молодости, мне в руки попал самиздатовская книга «Раджа-йога», перепечатанная на желтых листах под бледную копирку. Но я все равно вчитывался в текст, пытаясь найти в нем ответы, на мучавшие меня вопросы. И это произведение меня настолько потрясло, что я прямо с другой стороны листов стал писать свой текст от руки. Долгое время у меня хранился этот раритет. Но, к сожалению, из-за кочевой жизни и постоянных переездов, она, вместе с первым текстом этой книги, куда-то пропала. Увы.
Но с тех пор, я дал себе обещание, что обязательно напишу ее снова. Так что «Эзотерические тайны поэзии» - это произведение из тех, которые автор, в первую очередь, пишет для самого себя, как исполнение данного себе обета. Конечно же, надеюсь, что она еще кому-то понравится, но это, как говорится, уже ее «танго».
А сейчас я смотрю на листы редактуры – кровавые от правки, испещренные вдоль и поперек, и прощаюсь с ней.


Странное чувство печали и радости, как будто смотришь за горизонт, понимая, что нечто в твоей жизни подошло к финалу, но уже что-то новое ждет тебя где-то там…
© Алексей Купрейчик

Книгу можно купить тут: "Эзотерические тайны поэзии"

Начало



Где бы ни находился человек, его дух всегда пребывает в состоянии путешествия. Он странствует во времени и пространстве каждое мгновение своего бытия. 
Путь духа уникален, как неповторимо и то, что он замечает вокруг себя. 
В своих скитаниях дух встречает попутчиков – людей, события, музыку, литературу, еду, быт, природу, архитектуру, мысли, эмоции – весь мир. Хрониками этого странствия я и хотел бы поделиться с тобой, мой друг. 
Я не преследую цель пополнить собой армию помешенных на самолюбовании эксгибиционистов. Мое тело, ум и дух не обременены праздностью и бессмысленностью, чтобы заполнять нарциссизмом и суетой пустоту в себе или вокруг себя. Но все же, есть множество моментов жизни, которые неизбежно ускользают, а их хотелось бы удержать в памяти и оставить такими же яркими, как они пришли ко мне.
Я приглашаю тебя разделить со мной это духовное путешествие, ведь переплетая дороги своих жизней, мы создаем судьбу всего мира.
© Алексей Купрейчик

Молитва в Иерусалиме

Путешествуя по миру, я всегда посещаю храмы и церкви, костелы и соборы, известные и не очень. Но один случай запомнился мне на всю жи...