Если друг оказался… друг


С самого детства меня настораживали слова о «дружбе вообще». Я не понимал, как можно говорить обобщенно о таком очень личном и индивидуальном явлении, как дружба. Ведь стоит хоть немного подумать, и сразу становится понятно, что нет никакой «дружбы вообще», а есть вполне конкретные друзья. Поэтому можно говорить только о дружбе с кем-то лично.
Мне кажется, что обобщенно говорить о дружбе – это всегда кривить душой, потому что каждый человек уникален и, естественно, отношения с ним тоже уникальны, как и дружба. Поэтому, когда мне захотелось высказать свое мнение о том, что  такое дружба, я осознал, что пришло время рассказать о моем друге. Ведь если наши отношения с ним – не настоящая дружба, то тогда я вообще не понимаю, что это такое.
Честно говоря, не знаю, почему возникло такое желание – может, потому что мой биологический возраст сделал меня «не поправимо» взрослым, а может, потому что я не видел его уже больше трех лет. Не знаю, да, наверное, это не так и важно. Главное – я буду говорить о дружбе, я буду говорить о Друге.
Сколько себя помню, у меня были две «пламенные» мечты – стать писателем и дружить с настоящим другом. О любви, успехе, семье, я, разумеется, начал грезить значительно позже. Хотя, по сути, это уже были не мечты, а следствие духовного созревания, так сказать, «разветвления» первых детских грез. Но у истока всегда были эти два слова – Писатель и Друг. И вы знаете, без ложной скромности, я могу назвать себя счастливым человеком, потому что, не взирая ни на что, все же стал писателем, именно таким, каким хотел и также в моей жизни есть Друг. И друга зовут Сергей. Фамилию называть не буду, потому что те, кто меня знает – прекрасно знают и его, а для остальных – это не так важно, поскольку суть не в этом. Добавлю лишь то, что я, привычно, зову его Сеня. И в этом скрывается настоящая нежность, которая в нашем чрезмерно табуированном гендерном обществе, не принята среди мужчин, поскольку воспринимается чуть ли не проявлением гейских наклонностей, считается слабостью. Но, позвольте, настоящая сила как раз в том, чтобы наперекор общественному невежеству и закомплексованности, все же выражать свои искренние чувства. А в стремление подражать образу тупого мужлана, никакой силы нет, кроме трусости перед собственным умирающим сердцем.
Понятное дело, что, когда я говорю о «нежности», я не имею ввиду сентиментальность, а лишь вкладываю в это слово простое человеческое отношение и уважение к жизни другого. Ведь дружба – это как раз умение открыться «другому», а не использовать его как зеркало для своего зацикленного на себе эго или как мазохистский платочек в нарциссических сессиях извращенного любования собой.
Вообще, надо сказать, что все, что я говорю о дружбе – этому я научился у Сени, хотя, наверное, мы оба учились дружить, как это ни странно, у нашей Дружбы. Но, мне думается, что в настоящей дружбе именно так и бывает. Когда люди с трепетом хранят нечто важное для них, оно становится их и ангелом-хранителем, и учителем, их священным «Граалем». Тоже самое можно сказать о любых человеческих отношениях, вплоть до любви. И вот это – самое главное в нашей дружбе с Сеней – мы умеем ценить саму дружбу, то есть тот трепет человечности, который каждый раз заставляет нас отодвинуть эго в сторону и не переступить черту, за которой душевное скотство превращается в предательство. Ведь что такое, в своей основе предательство? Это разрешение самому себе быть хуже, чем ты есть на самом деле. И так постепенно, капля по капле, малодушие превращается в океан тьмы, который человек по-прежнему считает своей душой, но увы… из нее давно уже ушло то, что действительно, надо ценить – любовь, сострадание, нежность, преданность, то есть то, что можно было бы назвать одним словом – человечность.
Так вот «сердце» нашей дружбы с Сеней – это умение ценить человечность, как в самих себе, так и в «другом». Да в принципе ценить человечность, как таковую! Если этого нет, то нет не только дружбы, а и любви, нет вообще ничего. И тогда ради денег, похоти, социальных «медалек» легко предаются друзья, уничтожается собственная душа.
И знаете, как это не звучит пафосно, но только сейчас понимаешь, что мы с Сеней берегли свои души не для себя, ни даже друг для друга, а именно для нашей дружбы. Она – словно маяк, по которому мы всегда вымеряли векторы жизненных путей. И если видели, что маяк вдруг начинает теряться где-то в тумане наших амбиций, скрывается за муаром гордыни, то тут же возвращались на его свет. И важным тут является всего лишь два умения – просить прощение и прощать.
Но сейчас, стоит сделать отступление, и кое-что объяснить, чтобы у вас не возникло превратного понимания нашей дружбы.
Естественно, ни я, ни Сеня, никогда не были «идеальными», ни каждый сам по себе, ни по отношению друг к другу. Между нами полно взаимных обид и каких-то непониманий, а порой мы даже очень сильно ссорились, ругались. Мы вообще с ним совершенно разные люди – по темпераменту, взглядам на те или иные стороны жизни, манере общаться, да практически во всем, кроме понимания сути дружбы. И секрет нашей дружбы, ни в том, что мы дополняем друг друга – ерунда все это — не дополняем мы, никакие мы не инь и ян. Но любой из нас каждой микроскопической частицей своей личности понимает, что значит фраза «ты и я – одной крови!».
Так что же объединяет нас, столь разных людей, живущих в совершенно разных мирах? Вот это – умение просить прощение и прощать. Потому что эти два умения и есть самые точные показатели человечности, настоящей дружбы и, конечно же, любви.
Если вы не умеете просить прощения, потому что ваша гордыня считает, что вы чертовски правы, значит, вы духовный мертвец. А все потому, что в умении просить прощение важна лишь одна правота – правота истинной дружбы, настоящей любви. Так что если в ваших отношениях права не дружба и любовь, а только ваше эго – то… это как раз тот случай, когда о мертвых лучше вообще ничего не говорить.
А что касается умения прощать – то без него вы даже среди миллионов «друзей», так и будете в вечном одиночестве, потому что душа станет все время «взвешивать» выгоды, а не любить. Но, превратив сердце в чашу весов, вы всегда будете отмерять лишь вес собственной окаменевшей души, которая с каждым новым предательством будет становиться все тяжелее и тяжелее, пока окончательно не раздавит вас. Так душа станет надгробием самой себе.
Не спасающий свою дружбу и любовь, никогда не будет спасен, потому что некому будет спасать! Никакой Мессия или Спаситель не спасает тех, в ком нет истинной дружбы и настоящей любви, потому что там нечего спасать.
Когда я говорю о том, что наша дружба с Сеней научила нас не только ценить человечность, но и просить прощение и спасать, я не имею ввиду, что мы экзальтированно бросаемся друг перед другом на колени, вымаливая прощения и бичуя себя самоуничижением или прощая, накладываем епитимью веригами выслуживания. Нет, конечно, никогда такими глупостями мы не занимались. На самом деле, все просто – нет лучшего способа просить прощения, чем делать первым шаг навстречу, а потом еще шаг и еще, и так до тех пор, пока бездна между душами не зарубцуется. А прощение – еще проще: видя, что навстречу тебе сделали одни шаг – сделать два. Вот поэтому, как бы мы сильно не ссорились, но всегда шли навстречу нашей дружбе, потому что она всегда была важнее нас самих, наших, (всегда, по сути), мелочных обид.
Мы с Сеней дружим уже более четверти века. Думаю, это та цифра, которой уже можно гордиться. Тем более, что наша дружба никогда не была просто совместной выпивкой, тусовкой или чем-то подобным. Как минимум это не возможно по той причине, что я не пью, а Сеня терпеть не может тусовки. Мы как-то сразу поняли, что суть дружбы – не в том, чтобы совместно убивать время, а в том, чтобы помогать друг другу создавать собственную вечность. Поэтому наша дружба основана на творчестве. И я уверен, мы никогда бы не стали теми творческими людьми, которыми мы являемся сейчас, если бы не наша дружба. И удивительно, но как с первого дня нашей встречи мы спросили друг друга «Что ты написал? Нарисовал? Сочинил?» Так спрашиваем и до сих пор, каждый день. Этот вопрос уже даже не нужно озвучивать, ибо он, подобно камертону, всегда звучит в наших душах, вдохновляя день за днем не превращать свое бытие в вялотекущее «счастье» серости и обыденности.
Я не исключаю и того, что, может быть, наша дружбы с Сеней в чем-то наивна. Но мы, действительно, настолько наивны, что все никак не можем понять, как можно предавать тех, кого любил?! И, честно говоря, надеюсь, мы никогда этого и не поймем. Потому что, если мы потеряем нашу дружбу, если не сможем сберечь ее, то… потеряем самих себя. Иногда нам даже кажется, что мы чуть ли не «последние из могикан», для которых Дружба – это огонь сердца, сжигающего любую тьму, даже если она приходит из собственной «тени», а не просто «выгодное сотрудничество».
И, конечно же, как и всякие наивные люди, мы искренне считали, что люди, глядя на нашу дружбу, тоже будут учиться просить прощение и прощать, ценить человечность, беречь настоящую любовь и дружбу. Но, увы… это не так. А жаль… Но в этом и различие нашей дружбы с другими людьми – они гордятся умением вычеркивать из сердца тех, кого любили, а мы – гордимся умением беречь тех, кого любим. Разница небольшая, но она длинною в целую жизнь. И большую часть этой жизни я прошел с моим другом.
Конечно, каждый из нас хотел бы, чтобы потомки запомнили его как творческого человека, но вместе, мы желаем одного, чтобы нас помнили как тех, кто, действительно, умел дружить, умел быть человечным, не боялся просить прощение и прощать. Потому что единственный ковчег, способный спасти душу в современном потопе посредственности и эгоизма, – это Дружба, ибо тот, кто не умеет по-настоящему дружить, тот никогда не сможет и по-настоящему любить.

P. S.

© Алексей Купрейчик. 

Комментарии

Популярные сообщения из этого блога

Начало

Мои медитации

Мистерия соленого дождя