Быть писателем



Однажды в пьесе «Поминальная молитва», я прочел такие слова: «Одни думали, что Бог отдыхал на шестой день, другие — на седьмой. А я думаю, что Бог никогда не отдыхает».
Эти слова меня потрясли. С тех пор я пишу практически всегда и везде — в рабочем кабинете и парке, в автобусе и самолете, в метро и кафе, в поезде и на палубе корабля, в машине и на пляже, в отелях и еще в сотне различных мест, в разных условиях и настроение, но главное — пишу. И не важно, работаю ли я за настольным компьютером или в блокноте, за ноутбуком или в смартфоне, на клочках салфеток или на планшете, наговариваю на диктофон или сочиняю в голове, только бы ни на мгновение не останавливаться, чтобы волшебство творчества, мистерия созидания никогда не прерывалась. Ведь Бог никогда не отдыхает, как никогда не знает праздности настоящая любовь, истинная мудрость, доброе сердце и ясный разум.
Вот поэтому работа для меня священна. Она словно резец скульптора, каждый день высекает меня из глыбы тьмы и пустоты.
Кто мы без неистовой работы, в которой сердце и разум, танцуют огненный танец жизни? Никто. Посредственности. Обыватели.
Талант — это только повод начать трудиться больше остальных, а не то, чем можно оправдывать свой эгоцентризм.
Талант является просто первой искрой, которая либо зажжет огонь настоящей жизни, либо исчезнет в небытие, словно ее и не было. И совершенно не важно какой талант, да хоть просто быть хорошим человеком, главное — решитесь ли вы трудиться так страстно, что бы разжечь из этой искры величественное пламя.
Именно труд является почвой, в которой, действительно, расцветает талант. Во всем остальном, он быстро превращается в душевный перегной.
Многие думают, что быть писателем — это что-то сочинять и придумывать. Нет. Быть писателем, в первую очередь, означает трудиться. Работать так, чтобы вокруг плавилось время и пространство, обнажая скрытые истории и смыслы.
Быть писателем — это превратить свою жизнь в огненный алтарь, на котором будет испепеляться все не существенное, а, действительно, настоящее, станет пламенем, увлекающим в неизвестность.
Не сложно научить писательскому ремеслу, но живому трепету творчества не обучить. В него неустанным трудом превращают собственную душу.
Ты никогда хорошо не напишешь о любви и ненависти, о предательстве и верности, если твоя душа не будет трепетать, как кленовый лист на осеннем ветру, знающий, что в любой момент мощный порыв судьбы может сорвать его и унести в неведомое.
Быть писателем — значит, всегда быть на грани жизни и смерти, как бы это пафосно не звучало. Но только такой расклад заставит пахать до седьмого пота, до состояния, когда  неожиданно замечаешь, что это не ты работаешь со словами и смыслами, а они трудятся над тобой, заставляя становиться чувствительнее, внимательнее, трепетнее, а главное видеть что вся жизнь  есть, не прекращающийся ни на мгновение, труд.
Быть писателем — это быть тем, для кого каждое мгновение жизни священно, ибо оно наполнено работой. Вот поэтому настоящие писатели пишут не словами, а своей душой, неустанно работающей над тем, чтобы в любых условиях оставаться живой, не подаваясь соблазнам эгоизма, злобы и малодушия.
Быть писателем — это каждое мгновение бытия вслушиваться в жизнь и всматриваться в смерть, а еще обязательно гореть так, чтобы твоя любовь всегда была выше любой мелочности. Ведь люди гибнут не в безднах, они тонут именно в мелочности.
Писательство, как настоящая любовь, поглощает тебя целиком и полностью.
Согласитесь, если вы кого-то, реально, любите, то вряд ли испытывает сердечные чувства только с 9 утра до 5 вечера, а все остальное время остаетесь равнодушным. Вы или любите, и вся ваша жизнь озаряется светом душевной радости, или нет. Так и с писательством — ты или неустанно творишь или просто играешься во «владыку букв».
Неистовый труд — это то, что отделяет настоящее от поддельного, реальность от иллюзий, мудрецов от глупцов. Вот поэтому сердце и разум писателя никогда не отдыхают.
© Алексей Купрейчик








Молитва в Иерусалиме

Путешествуя по миру, я всегда посещаю храмы и церкви, костелы и соборы, известные и не очень. Но один случай запомнился мне на всю жи...