Молитва в Иерусалиме



Путешествуя по миру, я всегда посещаю храмы и церкви, костелы и соборы, известные и не очень. Но один случай запомнился мне на всю жизнь. Это произошло в Иерусалиме несколько лет назад.
Храм Гроба Господня, куда я пришел рано утром, уже был полон людей, как верующих, так и просто туристов. И в тот день, я увидел нечто, что потрясло меня своей глубиной и искренностью. Вполне возможно это был мой личный инсайд, но даже если и так, то он оставил неизгладимый след в моей душе.
Согласитесь, в жизни есть некоторые вещи, которые не то, чтобы являются для нас открытиями, но когда мы непосредственно соприкасаемся с ними, что-то в нас происходит, словно приоткрываются «темные небеса» в наших сердцах и проступает истинный лик божественного начала. Именно это и произошло в то утро, когда в Храме Гроба Господня среди наплыва посетителей, горящим желанием приобщиться к святыням, я увидел в полумраке у стены лестничного прохода, девушку. Вокруг текла вереница нескончаемого людского потока, а она просто стояла и молилась.


Девушка не говорила с Богом перед какой-то известной иконой, не сидела на коленях перед «популярным» алтарем, а скромно, почти незаметно, стояла в тени между стеной и лестнице. Она пришла не в знаменитый храм, а к Богу, своему Богу.
Вокруг туристы, щелкая затворами фотоаппаратов, недалеко показательно молилась группка испанцев, там же образцово били поклоны французы, с планшетов читали молитвы азиаты и еще множество людей, тем или иным способом, пытались угодить Господу, понравиться Ему, надеясь, что боженька подарит им толику своей милости. Но благословение Всевышнего — не конфетка, которую заслужит самый послушный ребенок или кто похвалит Его лучше всех.
Истинное божье благословение может отразиться только от чистого сердца, от искренней и открытой души, так что оно нисходит не с небес, а из внутреннего мира человека.
Бог является не к тем, кого «избрал», а к тем, кто открылся Ему, а точнее миру, который он создал, ибо мир и Творец неразделимы. И не важно, что подразумевать под словом «Бог» — Всевышнего, божественный принцип природы, главное — что именно вера в Бога делает лично с вами, в кого она вас превращает? В сострадательного и милосердного человека или в дьявола, прикрывающегося Его именем?
Не вера меняет человека, а человек меняется посредством веры. Поэтому можно верить хоть в Вини-пуха, и быть добрым и мудрым человеком, а можно веровать в самое святое, но при этом оставаться подлецом.
Истинная вера — это прозрение души, а не система взглядов.
Люди шли, молился, фотографировали, делали простирания и селфились, даже те, кто молился. Но посреди всего этого мой взгляд удерживала только эта девушка. И я понял, что если хотя бы один человек в одиночестве толпы, но единый с Богом, будет так молиться, храм будет оставаться тем, чем и должен быть — местом, где мы вновь и вновь открываем для себя трепет жизни.
В Библии сказано: «И создал Господь Бог человека из праха земного, и вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душой живою». И вот до тех пор, пока люди не научаться быть душой живою, все молитвы так и останутся молитвами мертвецов.
Конечно, даже те, кто так старался угодить Богу, тоже были искренни. Но ведь все дело в том, что именно искренне в человеке – его эго или сердце? Выслуживается только эго, какими бы «духовными» одеждами оно не прикрывалось. А открытое, трепещущее, живое сердце — просто любит. Любовь не угождает, она — любит, греет, светит и поэтому дает силы преодолевать самую чудовищную тьму.
Истинная любовь не нуждается ни в поклонении, ни в правилах, догмах, канонах, ни в чем, что придумали люди.
Истинная любовь — любит безгранично и бесконечно и в этом ее подвиг.
Истинная Любовь освобождает, а не порабощает. Поэтому так странно слышать, когда говорят, что Господь есть любовь, но при этом подразумевается, что все мы – рабы этой любви и должны ей поклоняться.
Настоящей Любви не надо поклоняться, ее нужно реализовывать!
С каждой минутой людей в храме становилось все больше, но что удивительно, все обходили одиноко молящуюся девушку стороной, словно ее искренность была такой мощной силой, что люди подсознательно чувствовали это.
Она одиноко стояла в полумраке храма, но при этом, неверное, была единственным не одиноким человеком в нем, ибо говорила сердцем наедине со Всевышним.
Навстречу к Богу толпой не ходят. Он всегда встречается с человеком один на один, где бы он ни был.
Разве Бог настолько глух, что бы мы кричали Ему всей толпой?!
Молящаяся девушка не стояла на коленях, не простиралась, не унижалась в своей боли, а беседовала с Богом. Может быть, в этом и есть истинная смелость — не боятся говорить с Господом честно.
Бог не от кого не требует быть рабом, это люди решили, что самоунижением можно выпросить милость. Они судя Всевышнего по себе. Но Господь — не хозяин, присматривающий за своими баранами. Он приходит к человеку, чтобы танцевать с ним в потоке жизни и любви. А без честного диалога любви, какой может быть танец? Только дерганье марионетки.
Лишь слегка склоненная голова говорила о том, что девушка смиренно принимает ответы Бога. Она словно прислушивалась к собственному сердцу, в котором эхом отражались слова Всевышнего.
Это было потрясающе — хрупкая девушка не унижалась перед Богом, не раболепствовала, не вымаливала, а именно молилась.
Бог дал ей жизнь, чтобы она жила, а не унижалась. В ее слегка склоненной голове было больше искренности и признательности за дар жизни, чем у тысячи распростертых верующих.
Она пришла не к Хозяину, а к Отцу, ведь к нему приходят именно так — искренне, открыто, но без унижения.
Девушка не марала дар Бога в своем самоуничижении, а возвышала его в молитвах.
Я не знаю, о чем она беседовала с Господом. А, может быть, это через нее Бог говорил со мной.
Но, думаю, не важно, зачем пришел в Храм, главное — кем ты из него выйдешь.
Не может Бог благословить того, в ком нет любви, ибо именно через нее приходит истинный Свет Всевышнего.
Настоящая вера заключается не в том, чтобы убеждать Бога в своей любви к Нему, а в том, что бы делать ее божественной.
© Алексей Купрейчик



Молитва в Иерусалиме

Путешествуя по миру, я всегда посещаю храмы и церкви, костелы и соборы, известные и не очень. Но один случай запомнился мне на всю жи...